новый сайт:  http://vaganovaacademy.ru/





Болонский процесс

Что такое "Болонский процесс"? «Болонским» принято называть процесс создания странами Европы единого образовательного пространства. Его начало было положено подписанием в 1999 г. в Болонье (Италия) Болонской декларации, в которой были сформулированы основные цели, ведущие к достижению сопоставимости и, в конечном счете, гармонизации национальных образовательных систем высшего образования в странах Европы. Провозвестниками Болонской декларации обычно – и по праву – считают Великую хартию университетов (Болонья, 1988) и Сорбоннскую декларацию (Париж, 1998). Предполагается, что основные цели Болонского процесса должны быть достигнуты к 2010 году. В настоящее время (2007 год) Болонский процесс объединяет 40 стран: Великобритания, Германия, Италия, Франция, Австрия, Бельгия, Болгария, Венгрия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Латвия, Литва, Люксембург, Мальта, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Словакия, Словения, Финляндия, Чехия, Швейцария, Швеция, Эстония, Кипр, Лихтенштейн, Турция, Хорватия, Албания, Андорра, Босния и Герцеговина, Ватикан, Македония («бывшая югославская республика Македония»), Россия, Сербия и Черногория. Россия присоединилась к Болонскому процессу в 2003 году.

Болонский процесс — процесс сближения и гармонизации систем образования стран Европы с целью создания единого европейского пространства высшего образования. Его начало можно отнести ещё к середине 1970-х годов, когда Советом министров ЕС была принята Резолюция о первой программе сотрудничества в сфере образования. Официальной датой начала процесса принято считать 19 июня 1999 года, когда в г. Болонья на специальной конференции министры образования 29 европейских государств приняли декларацию «Зона европейского высшего образования», или Болонскую декларацию. Болонский процесс открыт для присоединения других стран. В дальнейшем межправительственные встречи проходили в Праге (2001), Берлине (2003), Бергене (2005), Лондоне (2007) и Лувене (2009). В настоящее время Болонский процесс объединяет 47 стран. Предполагается, что основные его цели должны быть достигнуты к 2010 году.

Россия присоединилась к Болонскому процессу в сентябре 2003 года на берлинской встрече министров образования европейских стран. В 2005 году в Бергене Болонскую декларацию подписал министр образования Украины. 2010 году в Будапеште было принято окончательное решение о присоединении Казахстана к Болонской декларации. Казахстан — первое центрально-азиатское государство, признанное полноправным членом европейского образовательного пространства.

В реализацию основных направлений Болонского процесса вовлечены многие вузы России, Украины, Казахстана.

Основные цели Болонского процесса. Целями процесса, достижение которых ожидается к 2010 году, являются:
построение европейской зоны высшего образования как ключевого направления развития мобильности граждан с возможностью трудоустройства;
формирование и укрепление интеллектуального, культурного, социального и научно-технического потенциала Европы; повышение престижности в мире европейской высшей школы;
обеспечение конкурентоспособности европейских вузов с другими системами образования в борьбе за студентов, деньги, влияние; достижение большей совместимости и сравнимости национальных систем высшего образования; повышение качества образования;
повышение центральной роли университетов в развитии европейских культурных ценностей, в которой университеты рассматриваются как носители европейского сознаниz

Основные положения Болонской декларации. Цель декларации — установление европейской зоны высшего образования, а также активизация европейской системы высшего образования в мировом масштабе.

Декларация содержит семь ключевых положений:
1.Принятие системы сопоставимых степеней, в том числе, через внедрение приложения к диплому для обеспечения возможности трудоустройства европейских граждан и повышения международной конкурентоспособности европейской системы высшего образования.
2.Введение двухциклового обучения: достепенного и послестепенного. Первый цикл длится не менее трех лет. Второй должен вести к получению степени магистра или степени доктора.
3.Внедрение европейской системы перезачета зачетных единиц трудоемкости для поддержки крупномасштабной студенческой мобильности (система кредитов). Она также обеспечивает право выбора студентом изучаемых дисциплин. За основу предлагается принять ECTS (European Credit Transfer System), сделав ее накопительной системой, способной работать в рамках концепции «обучение в течение всей жизни».
4.Существенно развить мобильность учащихся (на базе выполнения двух предыдущих пунктов). Расширить мобильность преподавательского и иного персонала путем зачета периода времени, затраченного ими на работу в европейском регионе. Установить стандарты транснационального образования.
5.Содействие европейскому сотрудничеству в обеспечении качества с целью разработки сопоставимых критериев и методологий
6.Внедрение внутривузовских систем контроля качества образования и привлечение к внешней оценке деятельности вузов студентов и работодателей
7.Содействие необходимым европейским воззрениям в высшем образовании, особенно в области развития учебных планов, межинституционального сотрудничества, схем мобильности и совместных программ обучения, практической подготовки и проведения научных исследований.

Присоединение к Болонскому процессу. Страны присоединяются к Болонскому процессу на добровольной основе через подписание соответствующей декларации. При этом они принимают на себя определённые обязательства, некоторые из которых ограничены сроками:
с 2005 года начать бесплатно выдавать всем выпускникам вузов стран-участников Болонского процесса европейские приложения единого образца к дипломам бакалавра и магистра;
до 2010 реформировать национальные системы образования в соответствии с основными положениями Болонской декларации.

Каким образом и за счет чего предполагается решать задачи создания общеевропейского образовательного пространства? В Болонской декларации указаны 6 основных задач, решение которых, как предполагается, будет способствовать единению Европы в области образования. Это введение общепонятных, сравнимых квалификаций в области высшего образования, переход на двухступенчатую систему высшего образования (бакалавриат – магистратура), введение оценки трудоемкости (курсов, программ, нагрузки) в терминах зачетных единиц (кредитов) и отражение учебной программы в приложении к диплому, образец которого разработан ЮНЕСКО, повышение мобильности студентов, преподавателей и административно-управленческого персонала (в идеале, каждый студент должен провести не менее семестра в другом вузе, желательно зарубежном), обеспечение необходимого качества высшего образования, взаимное признание квалификаций и соответствующих документов в области высшего образования, обеспечение автономности вузов. К настоящему времени принято говорить о 10-ти задачах: к ранее сформулированным добавляются введение аспирантуры в общую систему высшего образования (в качестве третьего уровня), придание «европейского измерения» высшему образованию (его ориентация на общеевропейские ценности) и повышение привлекательности, конкурентоспособности европейского образования, реализация социальной роли высшего образования, его доступность, развитие системы дополнительного образования (так наз. «образование в течение всей жизни»). Кроме того, в настоящее время становится все более принятым говорить об общеевропейском образовательном и исследовательском пространстве.

Чем вызвана необходимость образовательных реформ в духе Болонского процесса? Европа все в большей степени осознает себя как единое целое. Высшее образование является сферой, которая в значительной степени влияет на то, как формируется общество, поэтому раздробленность, пестрота образовательных систем препятствуют единению Европы. Единая Европа предполагает свободное передвижение труда (рабочей силы), товаров и капитала, отсюда необходимость в сравнимости квалификаций в области высшего образования, без чего свободное передвижение высококвалифицированных кадров невозможно. Наконец, высшее образование становится высокорентабельной сферой бизнеса, в которой лидирующие позиции занимают США. Европа лишь как целое может рассчитывать на успешную конкуренцию в этой области. Россия гораздо меньше интегрирована в европейские структуры и процессы, чем страны Евросоюза. Зачем ей «приспосабливаться» к единой Европе – не лучше ли сохранять свою роль мегасистемы, равновеликой с Западной Европой и другими мегасистемами? Во-первых, российская образовательная система, основы которой заложены Петром Великим, имеет европейские корни; логичным представляется по крайней мере учет изменений той системы, которая исторически послужила моделью-прототипом для системы отечественной. Во-вторых, на Евросоюз приходится более 50% российской внешней торговли и иных внешнеэкономических связей; эти связи реализуются прежде всего людьми с высшим образованием: если их образование сопоставимо, связи налаживать и поддерживать легче. В-третьих, даже самодостаточность не должна оборачиваться изоляцией – взаимодействие неизбежно; взаимодействие предполагает общепринятые правила и, находясь «внутри» процесса, значительно легче влиять на принятие решений, которыми и определяются общепринятые правила.
 

Какие предпосылки существуют в России для реализации принципов Болонского процесса? Согласно Закону о высшем профессиональном и послевузовском образовании, в Российской Федерации предусмотрено высшее образование по так наз. направлениям подготовки, под которыми имеется в виду именно двухступенчатое образование (формально – трехступенчатое, поскольку в Законе предусмотрено также неполное высшее образование с выдачей соответствующего диплома, но эта ступень практически не востребована). Первая ступень - бакалавриат (нормативный срок обучения 4 года), вторая – магистратура (срок обучения 2 года). При введении этой системы предполагалось, что она будет готовить кадры для сфер науки и высшей школы. Наряду с этим существует (и количественно абсолютно преобладает) традиционное для России образование по так наз. специальностям (нормативный срок обучения 5 лет с получением квалификации «диломированный специалист»); эта система «непонятна» для большинства стран Европы. Предпосылкой, способствующей вхождению России в Болонский процесс, можно считать традиционно европейский и, шире, интернациональный дух, типичный для российского высшего образования, а также верность принципу неразрывности образования и науки, восходящему к Гумбольдту и Лейбницу.

Каковы преимущества двухуровневой системы высшего образования? В настоящее время знания устаревают очень быстро. Поэтому желательно дать выпускнику относительно широкую подготовку и научить его пополнять, обновлять знания, умения и навыки по мере необходимости. Именно на такую подготовку нацелен бакалавриат (в разных системах – от 3 до 4 лет). Магистратура (обычно 1 – 2 года) предполагает более узкую и глубокую специализацию, часто магистрант ориентируется на научно-исследовательскую и/или преподавательскую работу. Нужно подчеркнуть, что уже бакалавриат дает законченное высшее образование, и выпускник с дипломом бакалавра может претендовать на штатные должности, для которых, согласно существующей нормативно-правовой базе, предусмотрено законченное высшее образование.
 

Требует ли Болонский процесс перехода всех без исключений специальностей на двухуровневую систему образования? Прежде всего, Болонский процесс строится на началах добровольности и ничего от своих участников, строго говоря, не требует. Его главная цель – прозрачность, сопоставимость, «понятность» существующих образовательных систем, возможность легкого «пересчета» одной системы на другую. Практика разных стран в данном отношении не совпадает. Например, в большинстве стран медицинское образование сохраняет свою традиционную «одноуровневую» структуру, хотя в Великобритании существуют квалификации «бакалавр медицины», «бакалавр стоматологии», «бакалавр хирургии» и т.п. Вообще в настоящее время образовательные системы западноевропейских стран еще далеки от единообразия; насколько они сблизятся – покажет будущее. В любом случае, документы Болонского процесса постоянно подчеркивают, что национальное своеобразие образовательных систем – это общеевропейское богатство.

Не приведет ли переход на двухуровневую систему к снижению качества высшего образования? Ведь ясно, что бакалавр не будет равным традиционному «пятилетнему» специалисту уже потому, что он учится на год (или даже два) меньше? Качество образования не есть некое абстрактное свойство; высокое (достаточное) качество – это максимальное (достаточное) соответствие той задаче, которая должна быть решена в ходе подготовки специалиста данного уровня. В идеале именно с выяснения соответствующей задачи должно начинаться проектирование учебной программы, ведущей к получению той или иной академической степени: необходимо (силами экспертов, с привлечением потенциальных работодателей и др. заинтересованных лиц) определить по возможности полно набор знаний, умений, навыков, которыми должен обладать выпускник, освоивший программу. Далее нужно установить, какого рода занятия (лекции, семинары, практики и т.д.) обеспечивают получение предусмотренных знаний, умений, навыков. Если, в дополнение к этому, мы решим, какой должна быть разумная нагрузка студента в неделю (сейчас в российской высшей школе таковой признается нагрузка в 54 часа, из них 27 аудиторных), искомый результат – продолжительность общего срока обучения – достигается с использованием простейших арифметических операций. Эта большая работа «конструирования» новых программ по существу только начинается, но заранее можно сказать, что для разных специальностей (направлений подготовки) высшего профессионального образования потребуются, скорее всего, разные сроки обучения. Очень предварительно можно предположить, что срок обучения в бакалавриате может варьировать от 3 до 5 лет, а в магистратуре – от 1 до 2 или даже 3 лет.

Какова экономическая подоплека двухуровневой системы? Не является ли массовое введение подготовки бакалавров с их более коротким, как правило, сроком обучения просто средством сэкономить государственные деньги? В настоящее время сектор «платного» высшего образования в России по объему уже не уступает бюджетному, так что вопрос об «экономности» образования становится менее простым. В любом случае, однако, необходимо допустить, что должны быть не только разные уровни, но и разные типы высшего образования: наряду с массовым должно существовать и элитное образование. Ясно, что массовое высшее образование желательно иметь по возможности «дешевым», на элитном же образовании экономить нельзя. Массовое образование никоим образом не означает «низкокачественное», «уцененное»: оно отвечает массовому характеру проблем, которые должен решать обладатель соответствующего диплома (например, инженер-эксплуатационник). Кроме того, сокращение сроков обучения позволяет выпускникам раньше приобщиться к трудовой профессиональной деятельности, в чем заинтересованы и они сами, и общество («быстрый оборот» образовательных циклов выгоден так же, как и быстрый оборот капитала). Для образования любого типа существенны оптимизация учебного процесса, совершенствование методики преподавания, образовательных технологий и т.п. Не существует, надо добавить, непроходимой грани между массовым и элитным образованием: образование всегда можно продолжить как «по горизонтали», так и «по вертикали».
 

В чем заключается модульный принцип построения образовательной программы? Вообще говоря, понятие модуля не является «собственно болонским», к тому же оно толкуется не вполне одинаково разными авторами. В то же время это понятие действительно получило довольно широкое распространение, причем в наибольшей степени применительно именно к программам, которые учитывают такие принципы Болонского процесса, как автономность вузов в определении содержания обучения, индивидуализация обучения. Под модулем чаще всего имеется в виду блок дисциплин, которые образуют определенную взаимосвязанную целостность в составе программы, могут расцениваться как логическая подструктура внутри общей структуры программы. Мера самостоятельности образовательного модуля определяется его относительной тематической замкнутостью. Модулю отвечает определенная сумма зачетных единиц (кредитов) и отдельная отчетность, контроль за усвоением новых знаний и/или умений? предлагаемых модулем; это может быть и самоконтроль по установленным правилам. Результаты отчетности могут одновременно служить входным контролем, предваряющим переход к освоению нового модуля. Особенно эффективно модульное строение для междисциплинарных (мультидисциплинарных) программ, которые должны органично сочетать подходы некоторого множества дисциплин, часто достаточно разнорожных, которым и отвечают отдельные модули. В магистратуре, сохраняя инвариантную часть и меняя модули, «удобно» давать разные специализации.

Как следует понимать содержащийся в документах Болонского процесса тезис о социальной ответственности вузов? Как уже говорилось, высшему образованию принадлежит важнейшая роль в процессах, определяющих основные параметры общества. Это само по себе означает, что вузы выполняют функцию регуляторов формирования, изменения и поддержания социальных структур. Более конкретно это проявляется в следующем. Во-первых, образовательные учреждения, прежде всего вузы, ответственны за трансляцию знаний – за передачу знаний, умений, навыков от поколения к поколению, без чего общество очевидным образом не может поддерживать свое существование и развиваться. Во-вторых, в вузах – в значительной степени (в России) или в основном (на Западе) – «делается наука», а, следовательно, опять-таки во многом определяется развитие общества. В-третьих, вузы поставляют обществу профессионалов определенного уровня, без участия которых не может функционировать национальная экономика, культура, обеспечиваться порядок и безопасность и т.п. В-четвертых, в вузах готовится элита общества – в области политики, экономики, науки, культуры; от того, как и кого готовят в качестве элиты, непосредственно зависит судьба общества. Наконец, в-пятых, вузы в значительной степени способствуют размыванию социальных барьеров в обществе: именно получение высшего образования обычно выступает предпосылкой повышения социального статуса, перемещения по вертикали из одного социального слоя в другой. Без этого социальные перегородки воспроизводились бы из поколения в поколение, препятствуя развитию общества и порождая социальную напряженность. Из сказанного следует, что общество весьма заинтересовано в максимальной доступности высшего образования, в снятии препятствий к получению высшего образования всеми, кто обладает соответствующими способностями, независимо от социальных, экономических и географических факторов. Именно к этому призывают документы Болонского процесса. Добавим, что вузы могут и должны играть существенную роль в развитии своих регионов.

Как в рамках Болонского процесса ставится вопрос о соотношении высшего и среднего образования? Строго говоря, Болонский процесс не занимается (пока?) средним образованием как особой проблемой. Встречающиеся иногда утверждения, согласно которым принципы Болонского процесса «требуют», чтобы, скажем, обладатель диплома бакалавра учился в общей сложности не менее 15 лет (12 лет в школе и не менее 3-х в бакалавриате), плохо соответствуют действительности. Между тем проблема соотношения высшего и среднего образования объективно чрезвычайно важна. Уже упоминавшийся программный документ ЮНЕСКО 1995 года, посвященный вопросам образования и его реформе, отмечал необходимость преодоления «многопланового разрыва» между школьным и вузовским образованием. Школа закладывает фундамент образования, и успешность освоения программы вуза не в последнюю очередь зависит от качества школьного образования. Хороший уровень школьного образования повышает шансы на поступление в вуз и тем самым делает высшее образование более доступным. В России и, ранее, в Советском Союзе преемственность вузовского образования по отношению к школьному формально проявлялась в принципе, согласно которому запрещалось включать в программу вступительных экзаменов в вуз вопросы, выходящие за рамки школьной программы (согласно поныне действующим Правилам приема в вузы, «запрещается требовать у абитуриентов знания сверх объема школьной программы»; этот принцип в последние годы выполняется не очень строго). В ряде западных стран, однако, не считается, что школьный «аттестат зрелости» достаточен для поступления в любой вуз. Например, во Франции (которая до недавних пор сохраняла, пожалуй, самую сложную систему высшего образования) наиболее престижными, элитными высшими учебными заведениями выступают так называемые Школы (Grandes Ecoles). Получаемое в них образование расценивается гораздо выше, чем университетское. Если в Сорбонну (Sorbonne) и др. университеты можно поступить сразу же после среднего учебного заведения с аттестатом бакалавра, то перед поступлением в Ecole надо пройти двухлетнее обучение в «подготовительных классах» (classes preparatoires). Классы как раз и «доводят до кондиции» учащегося, дают ему знания и умения, необходимые для получения высшего образования, но не обеспеченные (или обеспеченные недостаточно) образованием средним. Близкую функцию выполняли в Англии так называемые Matriculation Classes для школьников (ср. также Abiturklassen в Германии); в основном на взрослых в Великобритании рассчитаны курсы «доступа к высшему образованию» (Access to Higher Education Programmes), обычно одногодичные, которые выдают сертификат, позволяющий претендовать на высшее образование. Отдаленным аналогом такого подхода можно считать подготовительные отделения, существующие при многих российских вузах. К сожалению, опыт подготовительных отделений не собран и не осмыслен. Представляется, что нужно эксплицитно признать разнокачественность образования, предоставляемого разными вузами (как и разными школами), и сделать из этого соответствующие выводы. Одним из таких выводов можно считать необходимость развития сети подготовительных отделений при ведущих вузах с программой, нацеленной не только (даже не столько) на повышение шансов поступления в вуз, но на «разгрузку» учебной программы вуза. Дело в том, что хотя формально российское высшее образование считается – и называется – «профессиональным» (западные системы высшего образования не вводят такого ограничения), в действительности примерно 20% учебного времени в вузе отдано общим дисциплинам (это циклы федерального компонента «гуманитарные и социально-экономические дисциплины» и «естественнонаучные дисциплины»). Возникает непростая проблема. С одной стороны, дисциплины циклов ГСЭ и ЕН определенно важны, они носят общенаучный и мировоззренческий характер, предупреждают однобокость узкого профессионала. С другой, они не оставляют достаточного места для дисциплин специализации и в этом смысле ставят российского студента в неравное положение по отношению к студенту западного вуза, где таких обширных общих курсов обычно нет; особенно это сказывается при разработке совместных образовательных программ. Возможно, частичный выход состоял бы именно в перенесении некоторых общих курсов в школьную программу (например, большей части программы по иностранному языку), а некоторых – в программу подготовительных отделений (которые одновременно были бы альтернативой частному репетиторству). Проблема эта нуждается в дальнейшем исследовании и, вероятно, в проведении соответствующих экспериментов.
 

Существует ли определенная позиция участников Болонского процесса по вопросам среднего специального образования? В этой области сравнение отечественной и западноевропейских систем объективно затруднено: в большинстве западных стран не существует понятия среднего специального образования. Фактически всё послешкольное образование считается высшим – «третичным» (tertiary) в противоположность среднему (secondary). Например, образование, которое получает в медицинском колледже медсестра, обычно считается высшим. В России в настоящее время также возникла тенденция повысить статус колледжей (чаще всего бывших техникумов) и даже наделить их правом присвоения степени бакалавра. Представляется, что соглашаться с подобной позицией не следует. С формальной точки зрения, еще не вполне утвердившаяся в отечественной системе квалификация «бакалавр» будет подвергнута эрозии – будет внесена крайне нежелательная путаница в представления о статусе этой квалификации. С содержательной точки зрения, следует признать, вероятно, что все же существует «среднее звено» (мастер на производстве, медсестра в медицине, оператор в сфере обслуживания и т.д. и т.п.), где уровень компетенции, уровень принятия решений предполагают определенный профессионализм, но не требуют высшего образования. Разумеется, эту непростую проблему нужно решать путем тщательного изучения требований (набора функций, компетенций и пр.), которые предъявляет к выпускнику учебного заведения соответствующая сфера профессиональной деятельности.

 

НОВОСТИ










Дизайн: Надежда Пранник, Виктор Лиховид. Программирование: Synaptic Software © Академия Русского Балета им. А.Я. Вагановой